Пам`ятки Києва
Игры с азартом
Игры с азартом

Автор Станислав Цалик

Джерело Депо

В СССР на игровых автоматах можно было играть свободно, но карточные игры были под запретом, а рулетки разрешались только «лошадиные».

В отличие от нынешних властей, все-таки предлагающих открывать казино при отелях, советское руководство запретило практически все азартные игры. Казино отсутствовали как жанр, карточные клубы существовали нелегально, а о «тараканьих бегах» советские люди узнали из экранизации пьесы Михаила Булгакова «Бег», вышедшей в 1970 г. Игру в бильярд на деньги многие зрители увидели в телесериале «Место встречи изменить нельзя» (1979) — оперативник Глеб Жеглов, которого блестяще сыграл Владимир Высоцкий, пришел кое-что выведать во время «катания шаров» у вора по кличке Копченый (Леонид Куравлев). Эпизод не без морали: в подобных играх принимали участие исключительно асоциальные элементы. Нормальный советский человек зарабатывает деньги честным трудом на благо социалистической родины, а не сомнительными способами.

Тем не менее, азартным гражданам оставили некоторые отдушины. Наиболее известная — денежно-вещевые лотереи. Соблазн велик: купил билетик за 50 коп. — выиграл автомобиль.

С 1970 г. проводились розыгрыши «Спортлото»: отдаешь за бланк 30 коп., выбираешь 6 номеров из 49 и следишь за телетрансляцией розыгрыша. О москвичке Любови Морозовой, угадавшей все номера и выигравшей 5 тыс. руб. (стоимость кооперативной квартиры), узнала вся страна. Впрочем, чтобы испытать «госпожу удачу» у граждан существовали и другие возможности.

Лошадиная рулетка
Законопослушные азартные киевляне по выходным собирались на ипподроме, который в Киеве до 1960 г. находился на Печерске, на ул. Суворова. Трибуны, рассчитанные на 3 тыс. человек, ломились от народу. Здесь часто видели знаменитостей: народного артиста Амвросия Бучму, эстрадный дуэт Штепселя и Тарапуньки, руководителя хора Григория Веревку, прославленных оперных певцов Бориса Гмырю и Михаила Гришко, известных адвокатов, летчиков, спортсменов. Многие приходили из любви не столько к лошадям, сколько к имевшемуся на ипподроме тотализатору — единственной официально дозволенной рулетке. Перед забегом делали ставки на определенного скакуна, а в случае удачи становились законными обладателями призового фонда.

Власти имели свой расчет, не трогая тотализатор. До войны на ипподромах испытывали новые породы лошадей, которыми затем комплектовали кавалерийские корпуса Красной армии. Во время войны кавалерия пригодилась, совершая лихие рейды по немецким тылам (на танки, вопреки распространенным мифам, никто конников не посылал — кавкорпуса рассматривались как действенное средство парализовать работу вражеского тыла). Так вот, испытывая новые породы, Главное управление конезаводства и коневодства попутно зарабатывало деньги, получая от «лошадиной рулетки» вполне ощутимый доход. Кроме того, завлекая азартных граждан на ипподром, государство отвлекало их от участия в нелегальных видах игры.

Ведь большевики, придя к власти, запретили игорные клубы и продажу игральных карт. Мол, строители коммунизма будут культурно проводить досуг — заниматься спортом, читать книги, слушать музыку. И такой пережиток прошлого, как азартные игры, им ни к чему. С началом НЭПа, когда средний и малый бизнес частично денационализировали, ситуация изменилась.

Сперва власти разрешили продавать игральные карты. А затем легализовали игорные клубы и казино. Однако праздник азартной жизни длился всего два года — до тех пор, пока в Петрограде не провели социологическое исследование. Оно показало, что основной формой досуга рабочего класса являются не спорт и не музыка, а карточные игры. И единственный конкурент азартных игр — традиционное пьянство. Немедленно вышло распоряжение о закрытии казино и игорных домов, расположенных в рабочих районах. Но это не помогло, и спустя пять лет, в мае 1928-го, Совнарком издал постановление о повсеместном закрытии игорных заведений. А в Уголовном кодексе появилась статья 201, предусматривавшая внушительный срок лишения свободы «за организацию азартных игр». На долгие годы игорный бизнес ушел в тень.

Карточные игры на деньги свободно существовали только в местах лишения свободы, где являлись любимым видом досуга как воров в законе, так и простых зеков. В блатном мире очень серьезно относились к результатам игры — карточный долг нужно отдавать любой ценой. Азартные «урки» ставили на кон все, что у них было, нередко — саму жизнь.

 

Подпольные картежники
Единственной любовью советской власти — и то переменчивой — была игра в бридж. После 1940 г., когда в состав СССР вошли республики Балтии, где бридж очень популярен, эта игра распространилась по всему Советскому Союзу. Именно под влиянием балтийцев по всей стране открылись бридж-клубы, а игру официально признали интеллектуальным видом спорта, наравне с шахматами и шашками.

Однако в 1973-м Спорткомитет СССР, явно по указанию сверху, принял постановление о том, что бридж несовместим с «Моральным кодексом строителя коммунизма» (в категорию «несовместимых» были занесены также карате, йога, атлетическая гимнастика и женский футбол). Видимо, основной проблемой стало то, что бридж— карточная игра, а это считались элементом разгульной жизни, стоящим в одном ряду с вином и порочными женщинами.

В течение следующих 17 лет соревнования по бриджу проводились нелегально, как правило, на квартире у кого-то из бриджистов. Нередко в разгар игры являлась милиция, заталкивала всех в автобус и везла в отделение. Там переписывали пойманных за игрой, заставляли их писать объяснительные, затем ставили на вид (мол, прекращайте эти игры, а то хуже будет), отбирали карты и… отпускали. До серьезных репрессий дело не доходило. В таких условиях, тем не менее, в 1979 г. в Таллинне удалось провести командное первенство СССР (первыми чемпионами стали представители Эстонии: В. Левенко, Э. Кунгс, П. Лонд, Я. Ярве, В. Малиновский, Т. Таммяр), а спустя два года — парное первенство (победил эстонский дуэт Т. Лаанемя — А. Руммель).

Барьер запретов удалось прорвать только с началом перестройки — в Москве официально зарегистрировали клуб любителей спортивного бриджа при Дворце культуры Автозавода им. Ленинского комсомола. Ну а что позволено в Москве, то уже допустимо и в других городах СССР. О бридже начали писать газеты, а популярный журнал «Наука и жизнь» даже открыл рубрику для начинающих. Были созданы республиканские лиги спортивного бриджа и всесоюзная ассоциация этих лиг. Летом 1990-го Советский Союз был принят в WBF (Всемирную федерацию бриджа), а Госкомспорт СССР отменил свое постановление 1973 г. и признал бридж видом спорта. В 1991-м была зарегистрирована Украинская федерация спортивного бриджа.

Темные разводы на пальцах
1970-е годы привнесли в жизнь советских людей такую диковинку как игровые автоматы. А причиной тому стала Всемирная выставка аттракционов и игровых автоматов, состоявшаяся летом 1971 г. в московском Центральном парке культуры и отдыха им. Горького. По окончании выставочные образцы были куплены организаторами, и на военных заводах разместили заказы по разработке и изготовлению советских аналогов. Впрочем, «разработка» — громко сказано. Отечественный продукт без затей был «содран» с западных образцов.

В 1975-м советские игровые автоматы появились в крупных городах, включая Киев. В фойе кинотеатров, парках культуры, на вокзалах и в магазинах открылись «залы игровых автоматов». Конкурентов у них не было, так как западные аналоги на советском рынке представлены не были.

Стоимость одной игры составляла 15 копеек — столько же стоил литр разливного пива. Игрок получал в свое распоряжение определенное время (как правило, три минуты) или возможность сделать определенное количество игровых попыток (выстрелов). Наиболее популярными стали автоматы «Морской патруль», «Ни пуха, ни пера», «Тир», «Морской бой», «Авторалли», «Меткий стрелок», «Лабиринт», «Подводная лодка», «Воздушный бой» и другие. Всего же было выпущено более 70 видов игровых автоматов «для развлечения, активного отдыха и развития глазомера и реакции у населения».

Необычайный успех игровых автоматов навел власти на мысль сориентировать услугу на иностранцев, приезжающих в Советский Союз. И брать с них не 15 копеек, а доллары. В 1987-м в ряде гостиниц «Интурист» по всей стране установили 226 автоматов — но не советских, а голландских и шведских (предоставлены производителем на правах аренды), а также испанских (получены бесплатно). Автоматы были современные, с широким набором игр, сложной системой счетчиков и возможностью подключения к джек-поту. Результаты превзошли все ожидания: ежедневная выручка с одного автомата составляла до 350 руб. (два месячных оклада квалифицированного специалиста).

В марте 1989 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «О мерах по финансовому оздоровлению экономики и укреплению денежного обращения в стране в 1989-1990-х гг. и в XIII пятилетке», поручавшее всем организациям приложить максимум усилий к увеличению объема бюджетных поступлений. Госком­интурист предложил использовать удачный опыт эксплуатации зарубежных автоматов и разрешить играть в них не только на валюту, но и на рубли.

В том же году для организации азартных игр на территории страны было создано совместное советско-испанское предприятие «Фортуна» с уставным капиталом $12 млн и штатом 1,5 тыс. сотрудников — крупнейшее СП в стране. В СССР из Испании прибыло 2,5 тыс. игровых автоматов, которые в течение полугода были установлены во многих городах страны, включая Киев и Одессу. Стоимость игры — 20 коп. Чтобы монеты этого номинала всегда были в обороте, «Фортуна» заключила специальное соглашение со Сбербанком.

В 1991 г. в ходе денежной реформы 20-копеечные монеты были изъяты из обращения. Понадобилось срочно перепрограммировать монетоприемники. Испанцы запросили за перепрограммирование 2,5 тыс. монетоприемников $2,5 млн. От их услуг отказались. Работу выполнили севастопольские «технари» за 60 тыс. руб. Они заменили монеты жетонами. Латунь, из которой их штамповали на ленинградском заводе, закупали в Казахстане. Латунные жетоны пачкали руки, и по характерным темным разводам на пальцах легко можно было распознать заядлого игрока.