Життя у Києві
«Божья матерь на стене Владимирского собора вначале появилась самопроизвольно, лишь затем этот образ на том же месте создал Васнецов»
«Божья матерь на стене Владимирского собора вначале появилась самопроизвольно, лишь затем этот образ на том же месте создал Васнецов»

Автор Игорь ОСИПЧУК

Джерело Факты

Это чудо, что плащаница Владимирского собора сохранилась, ведь она была в Успенском соборе, когда осенью 1941 года его взорвали не то гитлеровцы, не то советские спецслужбы. Шедевр удалось разыскать среди руин. После реставрации его, вероятно, и показывали публике, но очень давно. Последние десятилетия плащаница хранилась в запасниках Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника. И вот сейчас ее можно увидеть на выставке сакрального искусства в Лавре. Шедевр помещен в дорогостоящую витрину с климат-контролем. Чтобы поддерживать нужную влажность воздуха — 60 процентов, — в витрине по углам стоят два стаканчика с водой.

«Васнецов расписывал храм десять лет»

 

 — Знаете, портрет Елены Праховой, вышившей эту плащаницу по эскизам выдающегося художника Виктора Васнецова, можно увидеть на стенах Владимирского собора, — говоритначальник отдела Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника Олег Топилко. — Дело в том, что Михаил Нестеров, один из художников, участвовавших в росписи этого храма, влюбился в Елену, мечтал на ней жениться, поэтому и изобразил ее в образе святой Варвары. Правда, супруга губернатора Киева графиня Софья Игнатьева, узнав в святой знакомую девушку, возмущалась: «Что же это, я буду молиться на Лельку Прахову?» Лену в семье называли Лелей. Начальство настояло, чтобы Нестеров переделал работу. Он вроде бы выполнил поручение, вот только в святой Варваре все по-прежнему видели Лену.

Роман Елены с Нестеровым ничем не закончился. На этом настояли родители Елены, ведь до нее у Михаила была другая девушка, которая забеременела. Нестерову пришлось жениться. Лена же так и не вышла замуж, детей у нее не было.

Те, кто знал Елену и ее маму Эмилию Львовну, сходились во мнении, что их трудно было назвать красавицами, но обе женщины обладали необычайным шармом. Достаточно вспомнить историю о том, как молодой Михаил Врубель влюбился в Эмилию Львовну. Выдающийся археолог, живописец, историк искусств Адриан Прахов пригласил художника для работы в Кирилловской церкви. Значительную часть фресок XII века в этом храме уничтожило время, поэтому он должен был расписать те участки стен, где не сохранились изображения. Врубель изобразил Божью Матерь с лицом Эмилии. Возможно, из-за особого отношения этого художника к Эмилии Львовне Прахов не предоставил ему больших объемов работ во Владимирском соборе. К тому же необычная живопись Врубеля была не всем понятна.

— Эмилия была француженкой?

 — Да, ее девичья фамилия Лесталь. В молодости Адриан Прахов много путешествовал по миру, в частности, изучал древности в Египте, привез оттуда мумии кошек. После свадьбы Эмилия жаловалась знакомым, что в квартире хранятся эти мумии, от которых исходил не очень приятный запах.

Заинтересовавшись памятниками времен Киевской Руси, профессор Прахов переезжает со своей семьей из Петербурга в Киев в начале 80-х годов XIX века. Они поселились в доме Лаппа, что на перекрестке улиц Владимирской и Большой Житомирской.

— Основную часть живописи Владимирского собора он доверил создать выдающемуся художнику Виктору Васнецову.

 — Автор знаменитых картин «Три богатыря» и «Аленушка» Виктор Васнецов оставил воспоминания, в которых рассказал, что поначалу отказался от предложения расписывать этот храм. Однако после разговора с Праховым всю ночь не мог сомкнуть глаз. Васнецов вспомнил такую деталь: чтобы скрипом половиц не разбудить молодую жену и маленького сынишку, разулся. Настало утро. В сад (дело было весной) вышла супруга с малышом на руках. Мальчик как будто пытался дотянуться ручками до поднимавшегося солнца. Художник впечатлился этой картиной, и у него возникла идея именно так написать Богоматерь с Младенцем. Он сразу же отправил телеграмму Адриану Прахову.

Интересно, что полотна Васнецова тогда продавались в Москве по 300 рублей, а в провинциальный Киев он ехал на скромный оклад примерно в тысячу рублей в год. Кстати, расписывать собор предлагалось еще нескольким мастерам из Петербурга и Москвы, однако они не согласились. Васнецов рассчитывал поработать в Киеве пару лет, а вышло десять. Он расписал 2800 квадратных метров стен храма. Это титанический труд. Несколько раз художник падал с лесов с большой высоты. Виктор Михайлович чудом остался жив и не стал калекой.

В создании живописи собора участвовали также выдающиеся художники — Михаил Врубель, Михаил Нестеров, Вильгельм Котарбинский, братья Сведомские. По вечерам все они собирались на чаепитие в доме Адриана Прахова, возглавлявшего работы во Владимирском храме. Общались, шутили, например, прибивая гвоздями к полу калоши кого-либо из гостей, рисовали на матерчатых салфетках и скатертях. Со временем хозяйка стала класть на стол бумагу, чтобы сохранились рисунки, сделанные за столом. Дочь Прахова Елена была талантливейшей вышивальщицей. Неудивительно, что она загорелась идеей вышить для собора плащаницу и попросила Васнецова сделать для этого эскизы. Девушке было чуть больше двадцати. Художник даже обратился за помощью к игуменье Ипатьевского монастыря.

*Влюбленный в Елену Прахову художник Михаил Нестеров изобразил ее во Владимирском соборе в образе святой Варвары

— Как получилось, что в 1941 году плащаница оказалась в Успенском соборе?

 — Когда советские власти открыли во Владимирском соборе Антирелигиозный музей, плащаницу передали в так называемый Музейный городок, находившийся на территории Киево-Печерской лавры. Она хранилась в Успенском соборе, который, напомню, был построен во времена Киевской Руси в XI веке. Осенью 1941 года его взорвали. Плащаница оказалась под руинами храма, но, к счастью, уцелела. После реставрации она находилась в наших запасниках. И только сейчас заняла место в экспозиции выставки церковных ценностей, которую благословил патриарх Русской православной церкви Кирилл. Администрация заповедника и вокальный ансамбль старинной музыки «Алитеа» провели театрализованную презентацию плащаницы. Такая форма рассказа публике о наиболее ценных реликвиях практикуется в ведущих музеях мира.

«В мае 2011 года ушлаиз жизни последняя представительница великой династии Праховых»

— На днях Владимирскому собору исполнится 115 лет.

 — Да, причем в истории его создания есть просто-таки мистические события. Например, когда храм оштукатурили изнутри, подготовили к росписи, туда зашли вице-губернатор Киева Баумгартен и руководитель работ Адриан Прахов. Глядя на стену в центре собора, признались друг другу, что видят… образ Божьей Матери с Младенцем на руках. Изображение возникло самопроизвольно — из пятен на штукатурке. Они записали об этом в акте осмотра. А Прахов (напомню, он был хорошим художником) приложил к этому документу набросок, который срисовал со стены. И вот в Киев приехал Виктор Васнецов. Он попросил Прахова разрешить начать работу с изображения Божьей Матери. Вскоре предоставил эскиз. Увидев его, Прахов показал набросок пятен на штукатурке. Оба изображения оказались очень похожими. Как вспоминал затем Прахов, столь невероятное совпадение впечатлило и взволновало Васнецова, заявившего: «Это заказ Божий!» Кстати, сын Васнецова Михаил стал священником.

Интересно, что создание Владимирского собора растянулось на 34 года. За это время сменилось три императора, три митрополита и три архитектора храма. Его закладка состоялась в 1862-м. В ходе строительства обнаружилось, что в проекте существенные просчеты, из-за чего возникли трещины в стенах и сводах. Работы сильно затянулись. Деньги на строительство собирали всем миром. Киево-Печерская лавра пожертвовала миллион штук кирпича. Здание собора было готово только через 20 лет (в ходе испытания на прочность его крышу и купола покрыли толстым слоем земли. — Авт.). Еще 14 лет ушло на оштукатуривание и роспись.

Когда в августе 1896 года освящали Владимирский собор, 25-летнюю Елену Прахову как автора плащаницы представили императору Николаю II и императрице Александре Федоровне.

— Как сложилась судьба Адриана и Эмилии Праховых?

 — Они расстались, но не развелись. Адриан умер в Крыму в 1916 году. Продолжателем рода стал их сын Николай. Он женился, у него родились дети. К сожалению, в мае нынешнего года ушла из жизни Александра Прахова — последняя из великой династии, кто носил фамилию ее родоначальника — Адриана Прахова. Александра была художницей.