Життя у Києві
Священные дубы громовержца
Священные дубы громовержца

Автор boristen70

Джерело interesniy-kiev

Священные дубы громовержца 6 Автор: boristen70 Источник: interesniy-kiev

Кирилл Туровский в XII в. характеризовал новую христианскую эпоху как время отказа от  обожествления природы, к которой так близко было языческое мировоззрение: «Обновися тварь («тварь» - все сотворенное творцом-демиургом) - уже бо не нарекутся богом стихия, ни солнце, ни огнь, ни источницы, ни древеса». С принятием христианства изображение священных рощ около Киева исчезает со страниц лицевой киевской летописи. Не смотря на это, вплоть до XVIII-XIX вв. дуб и дубравы сохраняли первенствующее место в обрядности.
        Языческое население древнего Киева более всего почитало могучие старые дубы, а из животных – дикого вепря. Ярким подтверждением этого служат археологические находки в окрестностях столицы.

В 1909 г. велись работы по очищению русла реки за 8 км от устья Десны, поблизости от мон. Николая Пустынного. Со дна был поднят дубовый ствол длиной до 20 м. Внимание рабочих привлекли четыре кабаньих челюсти, симметрично вправленных с одной из сторон дерева и успевших крепко срастись с ним. Они принадлежали молодым животным и распологались так, что образовывали квадрат. По расчетам, возраст дуба достигал 150 лет.

Образ Мирового дерева часто используется в загадках  и заговорах. В заговорах оно помещается в центре мира,  на острове среди океана — моря,  где на камне Алатыре стоит «булатный дуб»

        Еще один священный дуб был найден в 1975 г. при расчистке фарватера Днепра, чуть ниже устья Десны, в районе Охотничьей станции №2. Радиоуглеродный анализ показал, что дуб погиб где-то 750±50  лет назад, то есть он существовал как языческий жертвенник на протяжении VII-VIII вв. Дерево хранило на себе следы ритуального костра. Кабаньи челюсти, как и дуба найденного в 1909 г., были закреплены высоко у самой кроны. Таким образом, священное древо символически обретало пасть, коей могло поедать жертвенные приношения. 
        Древние славяне верили, что если им угрожает продолжительная и жестокая война, то из моря выходит огромный кабан с белыми и блестящими клыками, и многие видят, как он катается по болоту, сопровождаемый страшными сотрясениями земли (Дитмар Мерзебургский). При строительстве в 1852 г. Анатомического театра (сейчас ул. Б. Хмельницкого, 37) был найден бронзовый кинжал, относящийся к раннему железному веку. Рукоять кинжала пластинчатая, с навершием в виде фигурки кабана. Перекрестье образовано выступающими орлиными головками. Орел – непременный атрибут бога грома у многих народов. По данным П. Трощина, в славянской мифологии у орла был эпитет «громовик». Гром порождало хлопанье его крыльев, молния – это сверкание глаз.
        Интересно, что в древнем названии главной реки Украины сохранились отголоски культа вепря. Некоторые исследователи печенежское название Днепра Barobx (Барух), упомянутое византийским императором и историком К. Багрянородным, относят к санскритскому Barax, а также название, данное ираноязычными племенами, Baras, Baras-don и гуннское название этой реки Var, предлагают считать древнейшим названиям Днепра, которое означает Вепрь «дикий кабан». Древнегреческое название Борисфен (Бористен, Бориспен) является переосмыслением древнеиндийского гидронима Barax через его иранскую переделку Барз-дон – «Вепрь-река». От этого названия произошли древнегреческие гидронимы Барос (Барис), Борис-тен – «Вепрь-река» и вариант Данапер, что означает наоборот – «река Вепрь».
        Деревья, расположенные около родников, источников, криниц, пользовались особым почитанием, так как здесь одновременно можно было обращаться и к вегетативной силе «рощения» и к живой воде бьющего из земли ключа.
        Церковный автор Гельмонд (ХIII в.) описывает языческое святилище, расположенное по дороге из Старграда в Любек. В роще священные дубы были обнесены деревянной оградой, имевшие двое ворот. Каждый второй день недели здесь собирался народ с князем и жрецом на суд. 
        О почитании священных дубов у славян можно узнать из книги К. Багрянородного «Про управление державою» (948-952 гг.): «На этом острове (Хортица) они (русы) приносят свои жертвы, потому как там растет огромный дуб. Они приносят в жертву живых петухов, всаживая вокруг стрелы, а другие (приносят) хлеб, мясо и что имеет каждый, как требует того обычай». Возле дубов служили молебны, совершали бракосочетание, обращались к ним в заговорах. В середине XIX в. в Межигорье под Киевом существовал очень древний дуб. Раскинувшись на высоком берегу Днепра он поражал своими размерами и был прозван в честь кн. Владимира. Не мало реликтовых дубов росло в Английском саду (парк Лукашевича), в лесах Голосеево и Китаева. До наших дней в плавнях Днепра сохранились фрагменты дубовых лесов, где отдельные деревья достигают 2 м в диаметре. Отдельных исполинов можно встретить в заповедном парке «Лысая гора». 

Религия друидов была основана на поклонении дубу,  с которым были связаны все древние боги-громовержцы.

        Писатель и путешественник В. Бурлак летом 1968 года рыбачил в районе Припяти. Там он встретил пожилого рыбака из села Страхолесья (90 км от Киева). Вечерний костер и уха расположили старика к беседе. Он и поведал: «Я, когда мальчиком был, жил со своей бабкой в Киеве, неподалеку от Крещатика. Однажды она повела меня к заветному дубу. Уже позабыл, в каком это районе Киева, но помню: пробираться приходилось через густые заросли кустов и деревьев. Как пришли на место, бабка повелела мне приложить ладони к старинному дубу и так постоять. От этого, дескать, вся хворь уйдет. А еще рассказала она, что каждый год, в день весеннего равноденствия, приходят к дубу киевские ведьмы, чтобы достать из дупла черный свиток и погадать, известным только им способом, на древних письменах того документа». Черный свиток с пророчествами оставило после себя неведомое племя. В глубокой древности этот народ пришел к берегам Борисфена (Днепра) и вскоре исчез бесследно.
        Говорят, что в одном из дубов находится невидимое простым оком гнездо киевского вещего ворона. Одни считали, что дерево растет на уступе печерского холма, неподалеку от Аскольдовой могилы, другие – что на Замковой горе. За советом и предсказаниями к легендарной птице приходили волхвы, колдуны и ведьмы. Три дня и три ночи они должны были сидеть под заветным дубом, чтобы вещая птица соизволила показаться на глаза. Если ясновидцы замечали вещего ворона летящим над Днепром, то возвещали о предстоящих грозных событиях и важных переменах в Киеве.
        В середине XIX в. множество киевских дубов было вырублено. Местные ведьмы предотвратить варварство не смогли, зато наказали нечестивцев: «И у каждого дровосека на год отсохла правая рука…» – так сообщалось в городском предании. 
        Герои многих сказок по стволу дерева попадали на Небеса. Чаще всего подобные путешествия приписывали покойникам. По древним славянским верованиям, души умерших поднимаются к своим предкам по стволу мифического дуба. Этим, к примеру, объясняется фразеологизм «дать дуба». Подобное священное дерево аналогично Мировому Древу – модели Вселенной. Глубоко в корнях скрыт Нижний мир (Преисподняя), ствол соответствует Среднему Миру людей, крона относится к Небесам – миру божеств.
        У дуба электропроводимость выше, чем у остальных пород деревьев. Это связано с тем, что корневая система этой породы деревьев уходит глубоко в землю. Поэтому молнии, как показывает статистика, чаще всего поражают дубы. Это одна из причин, по которой дуб был посвящен громовержцу Перуну. Дуб, в который ударила молния, получал те же целебные, живительные свойства, которые приписывают весеннему дождю и громовой стрелке. Современные исследования показывают, что дуб активизирует иммунную систему и улучшает деятельность мозга. Не даром в старину кабинетную мебель делали именно из дуба. В народной медицине к нему прибегали при зубной боли, грыже, грудной жабе и др. Современные мистики утверждают, что якобы дубовые доски (как и каштановые) задерживают в себе живительные токи земных глубин.